«Chevrolet NIVA — это продолжение моего «я» и одна из степеней свободы»

Досье

Василий Симченко, 42 года, живет в Ахтубинске Астраханской области. По образованию радиоинженер, работает на предприятии оборонно–промышленного комплекса. Интересуется техникой, юриспруденцией, финансами, занимается бодибилдингом.

— Вы — наш уникальный клиент, который задолго до покупки машины начал задавать вопросы посредством «обратной связи». Почему?

— В основе каждого автомобиля лежит та или иная идея. Для NIVA я бы сформулировал её так: надёжный и практичный автомобиль для России. Просто мы живём в условиях больших пространств и не очень комфортных климатических зон. Исходя из собственного опыта, могу сказать, что ошибка в выборе автомобиля может обойтись не просто очень дорого, а иметь фатальные последствия. И принцип «чем дороже, тем лучше» здесь работает далеко не всегда. Рано или поздно каждый из нас выбирает, что для него важнее: «шашечки» или ехать. Лично я выбираю движение. Поэтому к моменту покупки просто попытался определиться, чего больше в этой машине: плюсов или минусов. Плюсов оказалось значительно больше. На сегодняшний день пробег машины составляет 107 тысяч км.

— Какие аргументы стали решающими?

— Был приятно удивлён, получив первые ответы на свои вопросы прямо от производителя. Причём, именно ответы, а не отписки, чем грешат сегодня многие весьма респектабельные компании. Чисто интуитивно сложилось мнение, что с вами можно иметь дело. И все последующие восемь лет моего общения с GM-AVTOVAZ только подтвердили это нехитрое житейское наблюдение.

Решающих аргументов было несколько. Первый, и главный — проходимость, что уже само по себе подразумевает полный привод и высокий дорожный просвет. Я не охотник, не рыболов и не страстный любитель путешествий. Просто прекрасно отдаю себе отчёт, в какой стране мы живём: дороги оставляют желать лучшего даже в городах миллионниках. Плюс ко всему, мне нужен был автомобиль, для которого понятия «погода» и «время года» не существуют. Какой прок от машины, которая становится на прикол только потому, что коммунальные службы вовремя не убрали снег, выпавший прошлой ночью?

Второй аргумент — надёжность машины и стоимость эксплуатации. Скептики могут говорить что угодно, но основные элементы ходовой части и двигателя проверены десятилетиями. Автомобиль в первую очередь должен ехать. Содержать NIVA гораздо дешевле любого из её конкурентов, даже с учётом отдельных поломок.

Третий аргумент — высокая и вполне удобная посадка за рулём при моём росте в 187 см. Ну, и наличие элементарного комфорта: кондиционера, атермальных стёкол, электростеклоподъёмников, подогрева сидений, обогрева заднего стекла и зеркал. А теперь сложите всё вместе и сопоставьте с ценой в 405 тысяч рублей, которые стоила моя NIVA GLC в 2007 г., и станет абсолютно ясно: так много автомобиля за эти деньги найти было просто невозможно. Даже сейчас, спустя восемь лет, ситуация не сильно изменилась. И если NIVA на авторынке несколько теснят конкуренты, то это, скорее, вина не тех, кто делает машину, а тех, кто её продаёт.

— Да это настоящий гимн нашему/вашему внедорожнику! Как и где вы его эксплуатируете? 

— Эксплуатирую 365 дней в году. Много езжу по грунтовым дорогам в сочетании с дальними пробегами по асфальту. Мы с ней изрядно покатались и по крупным городам, и в горах побывали. Вместе пережили и попытку угона, и серьёзное ДТП. В общем, всякое бывало. Неизменно одно: NIVA меня ни разу не подвела, так что в выборе я не ошибся.

— Но вопросы по-прежнему задавали, правда, по конкретным узлам и агрегатам в плане усовершенствования. Сдается мне, вы инженер-механик, этакий «Кулибин» — мастер на все руки?

— Вы почти угадали, я радиоинженер по диплому и заядлый технарь по сути. В целом, получаю удовольствие от любой работы, сделанной своими руками. Особенно, если удалось найти нестандартное и эффективное решение. До Кулибина мне, может, и далековато, но я неплохо могу справиться с любой техникой от велосипеда до ракеты.

Предпочитаю всё обдумать, затем сделать один раз, но с полной уверенностью, что моя работа пойдёт на пользу и машине, и мне.

— «Зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей…». Что именно вы усовершенствовали, и чем ответила NIVA на такую заботу?

— Перечислять можно долго: от нестандартного размещения бортового компьютера до доработки рычага очистителя заднего стекла. Но, как всегда, дьявол кроется в мелочах.

В своё время переделал щиток стартера. Вроде пустяк, но меньше вес детали, только два крепления вместо трёх, удобный демонтаж, и служит исправно на протяжении долгих лет. Сейчас установил дневные ходовые огни, но только не поверх бампера, а врезал прямо в облицовку под фарами. Мало того, что эта доработка оказалась машине явно к лицу, такого варианта я точно нигде больше не встречал. Ну, и доработал суппорты передних тормозов обычным напильником (как в старом русском анекдоте). Самую малость, но именно там, где это было действительно нужно.

Ещё пример — замена шпильки в крышке водяного насоса на болт способна сэкономить массу сил и нервов обладателям NIVA с кондиционером в случае как непредвиденной поломки, так и планового ремонта. А мы, между прочим, с такой переделкой прошли уже более 15 тысяч км, и ещё 75 пройдём!

Из крупных усовершенствований можно отметить те, что сделали машину ближе к рестайлинговой модели последних лет. В частности, заменен передний карданный вал с крестовинами на вал с ШРУС и установлена головка блока цилиндров последней модификации. А машина на заботу отвечает главным — надёжностью даже после стольких лет эксплуатации.

 

— Как NIVA переносит резкие температурные колебания, свойственные Ахтубинску?

— Скачки температуры никому на пользу не идут. Ни машинам, ни людям. В первую очередь теряют эластичность резиновые детали: в скором времени придётся менять шланги низкого давления в гидроусилителе. Если б машина не проводила сутки напролёт под палящим астраханским солнцем, такой необходимости бы не возникло.

Моя NIVA работала в диапазоне от -43 до +45 градусов. Проблем, связанных именно с температурой, никогда не возникало. Запуск надёжный даже в сильные холода. Единственный погодный сюрприз, который может преподнести машина — это замёрзший центральный замок. Такое случается именно при резкой смене температур, когда оттепель с дождём или мокрым снегом сменяется морозом. Вода стекает через щель между уплотнителем и стеклом передней двери и попадает на рычаг центрального замка, где с успехом замерзает. Правда, это бывает не часто. 

— Чем замечателен город, в котором вы живете?

— На протяжении многих лет история этих мест была связана с добычей соли на озере Баскунчак. Если от горы Богдо поехать к озеру, то видно, как ровная на вид поверхность довольно быстро переходит в прибрежный солончак, в котором можно оставить не только мосты, но и всю машину. Резкое исчезновение растительности плюс белые солевые разводы на почве — самый верный признак опасности. Где провалишься, предсказать невозможно.

Сейчас значение солепромысла отступило на второй план, поскольку в Ахтубинске находится Государственный лётно-испытательный центр Министерства обороны. О значении этого учреждения говорит уже то, что в разное время его посещали первые лица страны: Хрущёв, Брежнев, Ельцин. Именно этот фактор определяет всю нынешнюю специфику города.

— Вокруг Ахтубинска очень красивые места, которые вы наверняка запечатлели?

— Там, где я езжу, фотосъёмка, к сожалению, не приветствуется. Можно только рассказывать, что в голой степи у перекрёстка четырёх дорог стоит «одинокое дерево» (оно даже на топографических картах так обозначено). Сколько ему лет, никто не знает. Когда-то в ствол этой старой ивы ударила молния, и его сердцевина выгорела, а, возможно, просто сгнила за давностью лет. Но наружная часть осталась жива, и каждую весну могучие ветви этого дерева покрываются молодой листвой. Через трещину с одной стороны внутрь его ствола могут запросто войти двое взрослых людей. А на одной из веток всегда находится большое гнездо какой-нибудь хищной птицы. Но глядя на него, почему-то думается о Соловье-Разбойнике.

— Кстати, о разбойниках. Не бывал ли в ваших краях Емельян Пугачев в своем «заячьем тулупчике»?

Насчёт Пугачёва гарантировать ничего не могу. Всё на уровне устных сказаний, за исключением, возможно, того, что остатки пугачёвского отряда были разбиты в наших краях, и где-то неподалёку он якобы переправлялся через Волгу и Ахтубу, чтобы бежать на Урал. По крайней мере, в моём роду старики по этому поводу ничего не рассказывали, хотя живём мы в этих местах никак не менее полутора веков.

— Какой маршрут был самым длительным и трудным? 

— Четыре с половиной тысячи километров мы проехали по маршруту Ахтубинск — Волгоград — Воронеж — Ростов-на-Дону — Краснодар — Сочи — Майкоп — Ростов-на-Дону — Воронеж — Волгоград — Ахтубинск.

На обратном пути дорогу между Туапсе и Джубгой перекрыли из-за оползня. Решили махнуть через Шаумянский перевал. У подножия горы асфальт закончился и началась грунтовка с торчащими из неё крупными булыжниками. Оказалось, что асфальт там не кладут принципиально: всё равно серпантин периодически размывает дождями. Уже наверху выяснилось, что и на этот раз размыло, но разворачиваться не стали. Протиснулись в один ряд по узкой полосе, оставшейся между горой и обрывом. Мне, как обитателю равнин, было немного не по себе, а NIVA нормально — не испугалась.

— Что для вас автомобиль: механизм, член семьи или объект инженерной мысли?

— Это продолжение моего «я» и одна из степеней свободы.

— Ну, да, единое целое. Кентавр. За что вы его любите?

— Во-первых, за предсказуемость. Это позволяет буквально чувствовать машину и в плане поведения на дороге, и в плане технического состояния. Во-вторых, за надёжность. На протяжении восьми лет в дороге не было ни одной поломки, которая бы заставила меня изменить планы.

Кстати, движок мощностью больше 100 «лошадей» Chevrolet NIVA не нужен. 99 — уже выше крыши! Duster — это другая машина, которая по существу даже нынешней в подмётки не годится. Я знаю, о чём говорю.

Однажды, на трассе меня «догнал» микроавтобус на скорости больше сотни км/час. После аварии максимум, на что его хватило — со скрежетом сползти на обочину. На этом автопробег «детища корейского автопрома» закончился. У моей NIVA была разбита задняя дверь, погнут лонжерон и тронулась с места вся левая сторона кузова. Как ни странно, после удара такой силы вся светотехника и заднее стекло остались целы (выручила запаска). Открутил остатки заднего бампера, чтоб не цеплял за колесо, крепко притянул заднюю дверь проволокой и без проблем проделал остаток пути в полторы тысячи километров. Крепкий кузов — ещё один плюс в копилку NIVA.

— Вы уже знаете, какая машина будет следующей?

Скорее, куплю ещё одну такую, как сейчас. Пусть даже про запас. Поверьте, она того стоит.

— А теперь история, приключившаяся с вами и автомобилем.

— Пару лет назад в начале марта я возвращался домой из Воронежа. По пути меня попросили взять с собой пятерых котят, уже достаточно крупных. Поскольку неожиданные попутчики оказались довольно непоседливыми, посадил их в большую картонную коробку прямо в багажник, чтоб не расползлись по салону.

Выехал рано утром при -14, вокруг лежал толстый слой снега, который, как нарочно, сыпал все последние трое суток. И если в самом Воронеже дороги более-менее чистили, то на трассе была снежная колея.

Котята оказались не только непоседливыми, но и шумными. Тёмный багажник им явно пришёлся не по вкусу: хвостатая братия громко мяукала и царапалась. Однако я не обращал внимания и, пользуясь своим полноприводным преимуществом, обгоняя редкие в такую погоду машины на трассе, уверенно двигался на юго-восток.

Под аккомпанемент кошачьего хора не спеша прошёл около трёхсот километров. Мороз ослабел, дорога стала чище, и я немного приободрился, но скорость не превышал. Возможно, это меня и спасло, когда на выходе из леса на открытый участок в лучах выглянувшего солнца на дороге что-то блеснуло. Лёд! Причём, как назло, только на моей полосе. Дорога была абсолютно пуста, поэтому экспериментировать с торможением не стал, а попытался «зацепиться» за первый попавшийся не обледеневший островок асфальта. Машину развернуло на 90 градусов и на полном ходу боком потащило вперёд. Когда колёса попали на сухой участок, NIVA крепко встряхнуло. Нагрузка оказалась такой силы, что уже дома я так и не смог открутить две гайки крепления заднего колеса: их намертво заклинило.

Скорость, вроде, погасил, но дальше снова чистый лёд. Всё произошло в считанные секунды. Машина уткнулась в снежный бруствер на обочине и замерла. Вылез, глянул за обочину — а там откос метра в два с лишним вниз, ограждений нет. Ну что ж, на этот раз пронесло. Машина цела, сам в порядке. А что с моими кошками? В машине — гробовая тишина. Открываю багажник: сидят мои хвостатые друзья рядочком, глаза как плошки. И ни звука.

Завожу двигатель, да вот незадача — передний мост завяз в слежавшемся снегу, а под задним — лёд. На трассе поблизости никого. Но это же NIVA! Включил блокировку, понижающий ряд и, потихоньку раскачав машину, выбрался на дорогу. Дальше ехал, как никогда. Температура поднялась до минус пяти. На трассу вышли пескоразбрасыватели. От соли снег со льдом начали таять и вперемешку с песком оседать, замерзая на фарах, стёклах и дворниках. Машина буквально покрывалась ледяной коркой. Потом температура поднялась выше нуля, спустился туман, да такой густой, что стоя на перекрёстке, я не мог разглядеть светофор на противоположной стороне улицы. В общем, когда вечером въезжал в родной город, на термометре было уже +12 и моросил мелкий дождик. А всего-то 800 км с севера на юг. Вот такое путешествие из зимы в лето. Зато котята добрались до места назначения в целости и сохранности.

Срок поставки автомобиля зависит от выбранного цвета и комплектации.